Заявление Дмитрия Демина о ситуации вокруг Паттабхи Джойса и Традиции Аштанга-виньяса йоги

A statement of Dmitry Demin concerning the situation with Shri K.Pattabhi Jois and the Tradition of Ashtanga-vinyasa yoga

А. Преамбула

1. Цель, содержание

В данном тексте я хочу выразить свою точку зрения относительно ситуации, сложившейся вокруг йогической традиции Аштанга-виньяса йоги в целом и личности её основателя – Шри Кришна Паттабхи Джойса в частности.

Ситуация представляет собою общественную кампанию, развивающуюся преимущественно в Северной Америке последние полтора-два года. В её ходе Паттабхи Джойс был обвинен в “sexual assault и abuse” (“сексуальном оскорблении”) несколькими членами американского йога-сообщества, что затем было поддержано многими членами йога-сообщества по всему миру.

На данный момент она развивается в направлении бОльшего очернения имени Паттабхи Джойса. Преподаватели и практикующие, участвующие в кампании, снимают его портреты в своих залах йоги и высказывают желание “изобрести Аштанга-виньяса йогу заново”, но уже без Паттабхи Джойса.

2. Кто я?

Меня зовут Дмитрий Демин, я непрерывно практикую йогу с 2002 года, преподаю с 2005 года. В том числе я уже более 10 лет принимаю активное участие в программах по обучению преподаванию хатха-йоги.

При этом я не нахожусь в традиции Аштанга-виньяса йоги и не практикую этот метод. Я не считаю Паттабхи Джойса своим учителем.

Более того, некоторые аспекты этой традиции мне не близки.

Однако в сравнении с теми отвратительными попытками очернить основателя метода и сам метод, которые предпринимаются в последнее время, это становится для меня весьма маловажным.

Соответственно, в своём заявлении я свободен от возможных ограничений, накладываемых принадлежностью к данному методу. Я не пытаюсь кому-то угодить и не боюсь, что буду кем-то неправильно понят. Я выражаю в нём именно свою точку зрения, основываясь на фактах, личном опыте и собственной совести.

3. Пять причин, почему, тем не менее, я считаю важным высказаться по этой теме:

1) В данной кампании предпринимаются попытки очернить учителя йоги и приписать ему намерения и действия, связанные с sexual abuse. Не сравнивая масштаб личностей, я также преподаю в том числе асаны, и поэтому не могу сделать вид, что всё это касается лишь практикующих и преподающих Аштанга-виньяса йогу.

2) Мой стиль практики и преподавания асан в значительной степени основан на принципах, заложенных в физическую часть метода Аштанга-виньяса йоги. Пусть и весьма опосредованно, но я тоже связан с этим методом и лично с Паттабхи Джойсом внутри общего пространства йоги.

3) Одним из аспектов моей преподавательской деятельности является проведение курса по правкам и аджасментам в асанах. Основные обвинения против Паттабхи Джойса выдвигаются на основании показаний и фото-материалов, на которых он ЯКОБЫ некорректно, неуважительно и злоупотребляя своим положением, правит своих учеников. При этом срок давности данных материалов может составлять 20 и более лет. Таким образом, ситуация в еще большей степени касается меня лично. Поскольку если счесть подобные акции допустимыми – то я должен принять, что до своей смерти (а близкие мне люди – и после моей смерти) я буду находиться в ситуации, когда в любой день меня точно так же смогут обвинить в чём угодно на основании одной лишь фотографии, к примеру, где я правлю какого-то ученика.

4) Я предельно серьезно отношусь к понятию “Учитель” внутри пространства йоги. Даже если я не считаю кого-то лично своим учителем или человеком, в достаточной степени наделенным качествами, чтобы именоваться Гуру или Высший Учитель – я буду предельно уважителен к праву другого человека считать кого для себя – таковым. Ситуация оскорбления Учителя моих коллег несомненно касается и меня лично.

5) В своей основе эта развернувшаяся кампания имеет значительно более глубокие социальные корни, свои причины и следствия. Она касается не только йога-сообщества, она затрагивает социальные и психологические аспекты, проявляющиеся не только и не столько в сфере йоги. Тенденция к голословному обвинению, которое принимает характер вердикта суда благодаря активной информационной раскрутке в СМИ и соцсетях, проявляется в современном мире повсеместно, как на уровне отдельных личностей, так и глобальной политике.

Б. Основное содержание

1. Краткое изложение ситуации:

Шри Кришна Паттабхи Джойс развивал метод Аштанга-виньяса йоги на протяжении десятилетий. Метод стал одним из самых популярных вариантов практики йоги на Западе. То, что начиналось с маленькой комнаты, в которой могло заниматься 12 человек, превратилось, по сути, в огромный рынок с многомиллионным бюджетом. Наибольший вклад в развитие метода на Западе сделали ученики из Северной Америки – именно там проживает и практикует наибольшее количество авторизованных преподавателей.

Паттабхи Джойс ушел из этого мира в 2009 году, оставив после себя традицию, историю и родственников, которые должны были взять на себя поддержание традиции. К сожалению, приходится констатировать, что внутренние семейные разногласия заложили фундамент для возможности раскачать традицию снаружи. Образовалось 2 школы, одной управляет дочь Паттабхи Джойса – Сарасвати, а другой – внук, Шарат. Дом, разделённый внутри, легче атаковать извне. Полагаю, что это было немаловажным фактором, изначально поддержавшим саму идею о раскручивании кампании по очернению Паттабхи Джойса и Аштанга-виньяса йоги (хотя это моё личное предположение).

Журналист Мэттью Ремски в процессе написания книги об abuse в сфере йоги, вышел на Карен Рейн, женщину, которая занималась Аштанга-виньяса йогой с 1989 по 2001 год, а затем оставила практику. Она и сделала первые громкие заявления о том, что на протяжении нескольких лет, что она посещала Майсор, она подвергалась sexual abuse чуть ли не ежедневно. В её статье по этой теме были продемонстрированы 2 фотографии, в которых Паттабхи Джойс правил её и с самого начала дано пресуппозиционное внушение: «В этой статье вы увидите фотографии сексуального насилия, которые публикуются с разрешения жертвы». В ней она обвиняет Паттабхи Джойса в сексуальном насилии в свой адрес. Наиболее болезненным для нее было насилие, когда он, по ее словам, терся своими гениталиями по ее гениталиям, что для неё является «очевидным» на основе представленных фотографий, что, безусловно, таковым являться не может. Фотография не способна показать движение.

После этого, на волне и общем социальном фоне, свойственном в последнее время государствам Северной Америки (хэштэг metoo, обвинения Харви Вайнштейна, Кевина Спейси и не только) к ней стали присоединяться другие «жертвы насилия».

2. Инструментарий обвинения и его слабые стороны:

Итак, формируется сообщество женщин, практиковавших Аштанга-виньяса йогу, которые (якобы) в разные периоды своей практики становились жертвами сексуального насилия («sexual abuse») со стороны Паттабхи Джойса. В материалах, публикуемых лидерами движения, говорится, к примеру, что «ВСЕ, с кем я общалась на эту тему подтвержили, что с ними тоже это случалось».

Это, конечно, непроверяемые и голословные заявления.

В качестве аргументов приводятся события 10 и 20-летней давности, которые нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть. Допущение, что подобные утверждения могут приниматься на веру как несомненная истина, по сути, противоречат базовым юридическим нормам о презумпции невиновности, сроке давности и не только. Соглашение (внешнее или внутреннее) с подобным дискурсом означает, что человек готов в любой день своей жизни оказаться на скамье подсудимых только лишь вследствие заявления другого человека о том, что он много лет назад сделал что-то, что другим человеком ТЕПЕРЬ воспринимается, как негатив (или даже надумывается). Если общество руководствуется подобными правилами, то это общество живет по нормам, находящимся значительно ближе к правилам суда Линча или расстрельных «троек», а не к разумным современным нормам права.

Эти голословные обвинения пытаются подкрепить фотографиями. На фотографиях любой человек, достаточно занимающийся хатха-йогой (а особенно – её преподающий) увидит исключительно варианты правок и аджасментов в асанах. По ним невозможно сделать заключения о том, что правящий «ощупывал», «лапал», «тёрся» – а это именно то, что утверждается в обвинениях о sexual abuse.

Более того. В своём видео-интервью Карен Рейн абсолютно однозначно заявляет буквально следующее: «Сексуальное насилие – это не про секс, это про власть». Таким образом, становятся очевидными ещё 2 важных момента. 1. Для обозначения того, что сама женщина считает «оскорблением ВЛАСТЬЮ», используются слова «СЕКСУАЛЬНОЕ оскорбление» – это очевидная подмена понятий и предельное смысловое размывание понятия «sexual abuse», поскольку то, что она сама вроде бы не считает «сексуальным» – для неё же и является таковым, согласно её словам. 2. Сам термин «abuse» так же используется с предельно широкой и размытой трактовкой. К примеру, таковым может считаться событие, когда мужчина в транспорте 10 лет назад сказал женщине: «Подвиньтесь, дайте пройти» и, минуя её, задел её тело своим. Если женщина СЧИТАЕТ это оскорбительным и СЧИТАЕТ это проявлением силы со стороны мужчины, то она и через 10 лет может обвинить его в… всё верно, в sexual abuse. Но – если есть настолько размытая трактовка термина, при этом в основе своей очень серьёзного термина, то любые утверждения в рамках подобных кампаний должны рассматриваться с дополнительной осторожностью.

При этом очевидно, что ни одна из жертв не находилась в ситуации, когда была вынуждена, против своей воли, находиться в одном помещении с «насильником» или посещать его классы. Человек свободен, а мир огромен. Нормальным поведением в подобных условиях могло бы быть одно из двух: либо прямое информирование субъекта, причинившего дискомфорт, об этом и просьба этого больше себе не позволять, либо собственное устранение и выход из ситуации, несущей дискомфорт. ВАЖНО понимать, что отношения между Паттабхи Джойсом и его студентками не могут рассматриваться так же, как отношения внутри семьи или на работе. В данном случае не существует никаких объективных факторов, мешающих так называемым «жертвам» покинуть пространство абьюза. К сожалению, на подобные замечания они обычно реагируют достаточно инфантильно, заявляя, что «попали в ловушку своей любви к Аштанга-виньяса йоге», «в ловушку образа гуру, созданного в их уме» – вплоть до откровенных слов о том, что поездка в Майсор была непростой и дорого стоила, а поэтому не хотелось её прерывать.

Это – лукавство. Ни в Майсоре, ни тем более на семинарах, которые Паттабхи Джойс проводил вне пределов Индии, не создавались (да и не могли быть созданы) условия, в которых так называемые «жертвы» были бы действительно неспособны покинуть пространство, в котором они переживали абьюз. Еще раз – это не семья и не работа, не замкнутые системы, в которых есть сложные многоуровневые связи, действительно крайне затрудняющие выход из системы и, зачастую, провоцирующие внутри них насилие.

Более того. В риторике «жертв» используется интересный перевёртыш. Обсуждая эту тему, они говорят: «Независимо от того, могла я уйти или нет – ЭТО БЫЛ ABUSE. А в условиях abuse В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ вся власть (физическая, психологическая) находится в руках абьюзера».Таким образом, термином с размытым смысловым наполнением пользуются как ДОКАЗАТЕЛЬСТВОМ того, что из ситуации выйти было нельзя. Это подкрепляется форматом статей и материалов, где в самом начале текста обычно помещается «информирование читателей» о том, что в тексте БУДЕТ ОПИСАН ABUSE или показаны фото, на которых он будет изображён. Это – чистой воды манипулятивные приёмы, показывающие, что истины в руках и умах этих авторов быть не может.

В качестве целей кампании предлагается «исцеление» участниц. Однако странно ожидать, что психологическое «исцеление» придёт благодаря очернению известного человека и оскорблению его памяти. Скорее, подобные проблемы (если они и возникли в какой-то момент, в том числе вследствие практики Аштанга-виньяса йоги с Паттабхи Джойсом) нужно решать со специалистами психотерапевтического профиля. Что, конечно, не даст общественных дивидендов, да и будет значительно более затратным процессом, как финансово, так и с точки зрения внутреннего усилия самого человека.

3. Реальные цели и задачи кампании:

Важно понимать, что подобные кампании не являются «стихийными» событиями, они создаются и поддерживаются по определенным правилам и законам и имеют конкретные цели. Женщины, обвиняющие Паттабхи Джойса, по сути являются лишь инструментами для достижения этой основной цели.

Основной же целью является разделение американского и индийского рынка «услуг» Аштанга-виньяса йоги.

Обучение методу, авторизация и сертификация преподавателей на текущий момент происходит в Индии. Это – тысячи людей, приезжающие каждый год. А для получения авторизации необходимо приезжать в Майсор не 1 и не 2 раза.

Изменение и перенаправление как финансового, так и человеческого потока, позволит преподавателям Северной Америки (и не только) зарабатывать значительно больше, при этом в большей степени контролируя саму систему. Позволит им самим авторизовать других преподавателей. Более того, уже возникают идеи «заново изобрести Аштанга-виньяса йогу, но без Паттабхи Джойса» и создать некий «совет», который будет определять дальнейшее развитие метода.

Дополнительно – относительно мелкую выгоду получат журналисты, раздувающие эту тему и пишущие свои книги БУКВАЛЬНО на костях уже ушедших Учителей, а также сами активные участницы кампании – они получат ощущение важности и значимости в йога-сообществе, они получат возможность более ярко самоопределиться через борьбу с чем-то, ими же самими определённым, как зло.

4. Резюме и возможное отношение к этому

Несомненно, что эмоции и чувства так называемых «жертв» так называемого «насилия со стороны Паттабхи Джойса» используются как инструмент приобретения финансовой выгоды, власти и контроля над одним из самых широко известных методов йоги в современном мире.

Схема, построенная на голословных обвинениях, поддерживаемых в СМИ и соцсетях, показывает свою эффективность не первый год – и в контексте обвинений отдельных людей (с целью, скажем, перехвата бизнеса), и в контексте геополитики. В данном случае, она применяется к уже ушедшему человеку, человеку, создавшему и поддерживавшему десятки лет школу йоги, которая оказала огромное влияние на весь мир – и культурное, и оздоровительное, и духовное. К сожалению, пока в общественном сознании присутствует восприятие подобных кампаний как нормальных или даже «очищающих» и «проливающих свет» – любой человек, особенно мужского пола, может ожидать подобных же проблем в своей жизни. И чем большего он достиг, чем ярче он проявился в общественной жизни – тем выше вероятность этого.

Я считаю подобные кампании манипулятивными и провокационными, несущими вред и разрушение. Я надеюсь, что хотя бы в йога-сообществе хватит ума и осознанности не вестись на подобные провокации, думать и понимать – qui bono? Кому это выгодно и зачем?

Тот факт, что прямо в момент написания этого текста с известного актера Кевина Спейси судом были официально сняты все обвинения в сексуальном насилии, созданные благодаря очень похожей кампании 2 года назад, оставляет надежду, что подобные акции еще могут находиться под контролем адекватного правосудия. Дело даже не в «вине» кого бы то ни было, а в том, что «неопровержимые доказательства» из Фейсбука и желтых СМИ в суде вероятнее всего окажутся недостаточными или вообще не будут являться таковыми. Собственно, для этого и сделан суд – для максимально беспристрастного вердикта.

Ещё раз выражаю поддержку всем искренне практикующим этот метод и считающим Паттабхи Джойса краеугольным камнем их системы, их Учителем. Желаю им здоровья, долголетия и успехов в их практике йоги.

Желаю, чтобы эта отвратительная кампания завершилась, не принеся плодов, ради которых она была раздута. Желаю её участницам – осознать свои омрачения и устранять их личным усилием, возможно при помощи специалистов, а не посредством очернения других людей.

Мир всем. Намасте.

PS Я опираюсь на материалы, доступные в открытых источниках (интервью и статьи, преимущественно на английском языке). Я не хочу давать на них прямые ссылки, чтобы не распространять это дальше. Но всякий, кто задастся целью, легко найдёт всё то же, что нашёл и я.

A statement of Dmitry Demin concerning the situation with Shri K.Pattabhi Jois.

1. Goal, contents

In this text I want to share my view on situation, unfolding around yogic tradition of Ashtanga-vinyasa Yoga (generally called simply Ashtanga Yoga, AY) in general and its creator Shri Krishna Pattabhi Jois (PJ) in particular.

Situation constitutes a social campaign, being developed during last 1-2 years now especially in North America. In the course of this campaign PJ was blamed of «sexual abuse» by several members of American yoga-society, which later was supported around the globe.

Now it is unfolding in the direction of increasing defamation of PJ’s name. Teachers and students who take part in this campaign, put off his portraits in their yoga-halls and wish to «re-invent AY without PJ».

2. Who am I?

My name is Dmitry Demin. I’ve been practicing yoga uninterruptedly since 2002 and teaching since 2005. As a part of my teacher’s activities, I’ve been a teacher in teacher training programs since 2008.

I do not belong to AY Tradition and I do not practice this method. I do not regard PJ as my Teacher or Guru.

Ever more, some parts of this tradition do not suit me quite well.

Nevertheless comparing with those disgusting attempts to stigmatize the founder of the method and method itself, all these differences become of a very little importance to me.

Accordingly, I am free from possible restrictions due to my affiliation with this method in my statement. I am not trying to please someone and not afraid to be misunderstood. I therefore express my personal point of view based on facts, personal experience and my conscience.

3. Five reasons to express my point of view are as follows:

A) There are attempts to stigmatize a teacher of yoga in this campaign, to attribute to him intentions and actions related to sexual abuse. I do not compare the worth and actual scale of personalities but I also teach yoga asanas as a part of my job so I can not stand aside making a face as though it does concern AY practitioners and teachers only.
B) My own style of practice and teaching of yoga-asanas is based in sufficient degree on principles forming a physical basis of AY. So, quite indirectly I nevertheless is connected to the method and PJ himself inside the general field of yoga.
C) In one part of my yoga-teacher activities, I teach corrections and adjustments in yoga-asanas. Main allegations being raised against PJ are based on so-called evidence and photo pictures of PJ adjusting his female students, allegedly in incorrect manner, disrespectfully and misusing his powers. In so doing, the statute of limitations could be 20 years or more. Therefore, all of this concerns me even more because if I let myself think that these kind of campaigns are normal – then I have to admit that until my death (and my relatives – even after it) I should be living with understanding that ANY day I could be accused of anything based only on the picture with me, adjusting someone. 
D) I have utterly serious attitude towards the notion of Guru, Teacher in yoga. Even if I do not personally regard someone as my guru or a person with qualities to call himself The Higher Teacher, Param Guru, I still be utterly respectful to the rights of other human being to regard someone as a guru. The situations of defamation of the Teacher of my colleagues definitely concerns me also.
E) This campaign at its core has significantly deeper social roots, causes and effects. It concerns not only yoga-society, it touches social and phycological aspects that show up not only and not quite in the field of yoga. This tendency to accuse without real proof, tendency that tries to imitate a verdict of the court thanks to info promotion by the press and social networks, shows up everywhere in the modern world, from the level of an individual to the global politics.

B The main contents.

1. The situation in short:
Shri Krishna Pattabhi Jois has been developing his method of AY during last several decades. His method has become one of the most popular ways of yoga practice in the West. It has begun from one room that had a capacity for 12 students only, now it is in fact a huge market with the budget of millions of dollars. The greatest contribution to its popularity in the West was provided by students from North America – these countries have the biggest number of students and authorized teachers of AY.

PJ has left this world in 2009, leaving behind Tradition, history and relatives who should have taken the responsibility for upholding the tradition. Sadly it should be said that certain disagreements inside the family have put down the fundament for the possibility to rock this boat from outside. Two schools appeared – one under guidance of PJ’s daughter, Sarasvati and another under his grandson, Sharath. The house that was divided from inside is more vulnerable to outside attacks – and I suppose that this constituted an important factor that originally supported the idea of this campaign against PJ and AY. (though in is only my personal supposition).

A man called Matthew Remski, journalist, have found the woman named Karen Rain during his work on book about abuse in yoga. She’s been practicing AY since 1989 up to 2001 and then she quit. She was the person who made the first big statement and informed that during several years of her study in Mysore with PJ she had been sexually abused almost on the daily basis. In the article of hers were shown two photo-pictures of PJ adjusting her. From the very beginning of this article a special presuppositional suggestion was made, named «content warning». In went like this: «This post contains photographs of sexual assault, published with consent from the victim». In this article she accuses PJ of sexual abuse against her. The most painful kind of abuse for her was when PJ, according, of course, to her words, used to rub his genitals against hers. In was stated as «evident» in the article based on the image given by photo-pictures. This, of course, can not be true as pictures can not show the actual movement.

Later, on the wave and general social background which is intrinsic to modern Western society (#metoo, accusations against Harvey Weinstein, Kevin Spacey and not only this), other so-called victims of abuse started to join to this campaign.

2. A tool-kit of those who accuse PJ and the weaknesses of it:

So, we can see that a certain female society is being formed, consisting of women who used to practice AY and who, allegedly, happened to be sexually abused by PJ at some time during their practice. In the published materials of campaign’s leaders we can read, for instance, that «EVERYBODY whom I contacted proved that it happened to them» as well. These, definitely, are just pure allegations based on words and are unverifiable.

We can see that some events that took place10 or 20 years old are used as arguments against PJ and it is not possible to prove or deny them. A mere assumption that these kind of statements could be taken for granted, as unquestionable truth, in its core is contradictory to the basic rules of law about the presumption of innocence or the statute of limitations. Agreement (inner or outer) with such a discourse means that an individual should prepare himself to be accused of something that he did to someone else and what NOW is perceived by that second person as a negative act (maybe even only in imagination). If the society is guided by such a rules then we must state that this society is much closer to the rules of mob justice, of lynching, than to modern rules of law.

They try to back up these allegations with photo-pictures. But on these pictures any person who used to practice yoga for some time (especially yoga teachers) could see only different options of adjustments in asanas. It is impossible to prove that one person was rubbing or massaging or groping another person – but we see that PJ is accused exactly in these kind of actions based on pictures.

Even more. In her video interview, Karen Rain without any ambiguity, explicitly states that «SEXUAL ABUSE IS ABOUT POWER AND NOT ABOUT SEX». So, two more things become evident. 1. She uses words «sexual abuse» but she MEANS the abuse of power, of authority. It leads to definite confusion and it blurs the real meaning of words so much as she is contradictory to herself, naming one thing with words that mean just something else. 2. The word «abuse» itself also has an uncertain meaning, too broad and with blurred borders of meaning and use of it. For example, we can regard as an abuse a simple situation like this. Say 10 years ago some man told one woman in the public transport: «Come on, woman, move on, let me go» and passed her by but with contact between their bodies. If NOW this woman decides to regard these words and actions happened 10 years ago as an assault, as an improper use of power against her, she could accuse him of… yes, of sexual abuse. But – if the real meaning of a very serious term is so blurred then we must regard any statements made during these kind of campaigns with huge additional caution.

Also it is obvious that not a single so-called victim was in a situation she was not able to quit, when she was obliged, against her will, to remain in one place or one room with so-called abuser. A human being is free and the world is huge. The normal behavior in such cases could be something out of two. Either you just inform the subject who causes you a discomfort that it should not be repeated or you just get out of the situation that causes this discomfort. It is IMPORTANT to understand that the relations between PJ and his female-students should not and can not be regarded the same way we can think of domestic, inside a family, or working relations. In this case there are no objective factors that could hinder so-called victims to leave the field of abuse. Sadly, they react to such comments in a very immature way – saying that they «were trapped because loved AY so much, trapped by the idea or image of guru» inside their minds – finally coming to simple words that the trip to Mysore was difficult and expensive so it was hard to interrupt it.

This is just slyness. It was impossible to make up an environment in which so-called victims were not able to quit, if they really felt something serious, neither in Mysore nor during PJ’s trips to other countries. Again – this is not a family, for example, not a really closed system with difficult connections between members on different levels which really could hinder a real victim to get out of family abuse. Which really could happen and is disgusting.

Even more. A very interesting kind of shape-shifter, the Changeling, is used in rhetoric of these women. They say during discussion: «Regardless of my ability to get out of that situation what he did to me WAS an abuse. And the power of the victim to stop it and/or discern that it’s abuse is controlled and manipulated physically, emotionally, psychologically or spiritually by the abuser». So we can see that they use a word with a very blurred meaning to PROVE that it was impossible to get out of this situation. It is also backed up by the way these articles are written – in the very beginning of the text we will be informed that we are going to read ABOUT ABUSE, that we are about to see pictures OF ABUSE. These are pure manipulations and brain-washing ways of providing an information. It shows by itself that there is no actual truth in words and minds of these people.

There are goals of this campaign and seemingly it is about some kind of «healing» of those who participate in it. But it is really strange to expect that any kind of psychological healing will come due to insult to and vilification of a well-known and respected person. More likely that such kind of problems (if they appeared at some time and maybe because of practice of AY, probably with PJ) should be addressed and solved with psychotherapists. But this way of dealing with inner problem, of course, will never give significant social dividends and will be for sure more expensive, financially as well as from the point of view of inner effort of human being.

3. REAL goals and objectives of the campaign.

It is important to understand that these kind of campaigns do not appear accidentally, they are created and backed up according to certain rules and laws and they have definite goals. Women who blame PJ are in fact just tools for attaining the real goals.

And the real objective is to divide American and Indian markets of AY.

The teaching of method, authorization and certification of teachers are happening now in India. It is thousands of people annually. And to receive an authorization, of course, you have to come to Mysore several times.

The change and redirection of money flow as well as human flow, will allow teachers from North America (generally but not only them) to earn much more, and in so doing to control the system more. Will allow them to authorize teachers by themselves. Already we can hear voices saying that «AY should be re-invented without PJ», that some kind of Council should be created which will define the ways in which this method will be developing in years to come.

Additionally, relatively small benefits will receive journalists who inflate and fuel such campaigns, who write their books LITERALLY on bones of Teachers who have already left us. Certain benefits will get active members of these campaigns – they are going to receive the feeling of self-importance and value inside yoga-community, the opportunity to self-determine more brightly through combat against something, that is defined as an evil by themselves.

4. The summary and possible attitude towards all this.

No doubt that emotions and feelings of so-called victims of so-called sexual abuse by PJ are used as tools to gain a financial benefit, power and control over one of the most well-known methods of yoga in modern world.

The framework that uses allegations based on mere words, supported in media and social networks, shows recently its relative effectiveness – in context of an individual (to take his business away, for instance) as well as in geopolitics. In this particular case it is used against a person who has already departed from this world, a person, who had created and been supporting the school of yoga which had had a great impact on the whole world – in the field of health, culturally, spiritually. Unfortunately, until the society perceives such campaigns as «normal» or even «healing» and «shedding light» – any person, especially male person, will be living under the burden that something similar could happen to him. And the more he achieved in his life the more the probability of it will be.

I regard such campaigns as manipulative and provocative in their nature, injurious and destructive. I hope that there will be enough of intelligence and consciousness at least in yoga-society not to follow mindlessly these provocations. To think, analyze and understand – qui bono? Who benefits and what for?

The fact that exactly during my work on this text we found out that well-known actor Kevin Spacey was found totally innocent of sexual abuse, leaves us hope that these kind of campaigns still could be under control of adequate justice. And it is not really about «guilt» itself – it is important that so-called hard evidence from Facebook and gutter press will be most likely found unsubstantial in a real court. That is what the court was made for – to render fair and impartial verdicts.

I express my support to all sincere practitioners of AY, who regard PJ as a cornerstone of their system, their Teacher. I wish them health, long years of life and success in their practice of yoga.

I wish that this disgusting campaign will end up fruitless. I wish its participants to recognize their problems deeper and work with them using their will, maybe with help of psychotherapists and NOT at the expense of other people.

Om shanti, peace to all. Namaste.